Library.Ru

главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


Библиотекам Страница социолога Тексты
 

Самохина М.М.
Школьная библиотека и школьный библиотекарь сегодня

[ Социолог и психолог в библиотеке: Сб. статей и материалов. Вып. 2 / Рос. гос. юнош. б-ка. – М., 2001. – С.47-79 ]

* Отчет представлен в небольшом сокращении. Полный текст передан заказчику – журналу «Школьная библиотека».
** Идея исследования принадлежит зам главного редактора журнала «школьная библиотека» Т.Д. Жуковой. Программа и документация разработаны сотрудниками отдела социологических и психологических исследований РГЮБ Л.С. Бахуриной и М.М. Самохиной. Данные собраны Н.В. Бубекиной, В.П. Вдовиченко, Т.Д. Жуковой, Е.М. Зуевой, Л.А. Кортуновой, Л.Е. Кортуновой. Компьютерная обработка данных проведена Л.С. Бахуриной, В.П. Вдовиченко, М.М. Самохиной.

     Отчет об исследовании*

     Общие характеристики исследования
     Проблемная ситуация, цели, объект и предмет
     Школьная библиотека (а их в России свыше 60 тысяч) занимает особое место в библиотечном пространстве. Прежде всего она является, конечно, учебной библиотекой, поскольку информационно обеспечивает (во всяком случае – должна обеспечивать) образовательный процесс. Обслуживая педагогический коллектив (преподавателей, администрацию школы), она во многих случаях выступает в качестве специальной библиотеки. Предоставляя учащимся (детям, подросткам, юношеству) внепрограммные материалы, поддерживая внеклассную и внешкольную работу, она может быть рассмотрена как библиотека публичная. При этом, в отличие от публичной и специальной, школьная библиотека не самостоятельна, она является подразделением школы.
     Особая острота сегодняшней ситуации определяется сложным финансовым положением школы в целом и школьной библиотеки в частности.
     Обусловленная всеми названными характеристиками специфика деятельности школьной библиотеки, структура работы школьного библиотекаря никогда не становились отдельным предметом социологического (впрочем, как и педагогического) исследования. Между тем, именно сегодня, когда продолжается процесс модернизации среднего образования, когда одной из важнейших задач становится его информатизация и «интеллектуализация», роль библиотеки как информационного ресурса школы, ее социальный статус – должны быть рассмотрены особенно пристально.
     Исследование инициировано журналом «Школьная библиотека», сбор материала проводился в 2000–2001 гг.**
     Цели исследования:
     научная – проанализировать реальную ситуацию и проблемы сегодняшней школьной библиотеки;
     маркетинговая – уточнить стратегию и тактику развития журнала с учетом выявленных информационных потребностей его реальных и потенциальных читателей.
     Объект исследования – школьные библиотекари.
     Предмет исследования – важнейшие проблемы школьной библиотеки, структура деятельности библиотекаря и его информационные потребности.
     Документация исследования. Методы сбора и обработки данных

* Анкета ШБ // Школьная библиотека. – 2000. – № 1. – С.39-40

     В первом номере журнала «Школьная библиотека», вышедшем в начале 2000 г., была опубликована специально разработанная анкета*. Читателей просили ее заполнить и прислать в редакцию.
     Анкета, по результатам обработки которой и подготовлен настоящий отчет, состоит из шести вопросов, сформулированных в открытой и закрытой форме в соответствии с предметом и задачами исследования.
     В редакцию поступило 53 письма из самых разных регионов России. Основной же массив анкет был собран сотрудниками журнала и работниками Некоммерческого партнерства «Букмаркетингцентр» – в Москве и во время командировок в Архангельскую (гг. Архангельск и Северодвинск), Вологодскую, Ленинградскую (гг. Санкт-Петербург, Выборг), Новгородскую (гг. Новгород, Демянск), Челябинскую области. Анкеты собирались на семинарах, курсах повышения квалификации, которые проводились Министерством образования, Московским институтом повышения квалификации работников образования, региональными органами образования и другими организациями и на которых выступали участники исследования. Некоторая часть анкет была собрана участниками исследования также во время командировок в Мурманске, Тверь, Брянск, Киров, Красноярский край, Карелию, Владимирскую область и во время посещения школьными библиотекарями Музея школьных учебников.
     Анкеты, вложенные в письма, в принципе не отличаются по содержанию ответов от анкет, заполненных слушателями курсов и участниками различных совещаний. Значительные отличия наблюдаются, однако, в «степени заполненности»: авторы писем не ограничивались расстановкой «галочек» в закрытых вопросах, они чрезвычайно подробно отвечали на открытые вопросы, вносили свои добавления и предложения. Эту часть аудитории исследования можно считать наиболее активной и наиболее озабоченной проблемами своих школьных библиотек.
     Всего было представлено к анализу 520 анкет. Полученные данные обработаны с помощью компьютерной программы «ДА-система».
     Респонденты исследования
     География исследования
     Географический охват исследования оказался достаточно широким – как за счет данных, полученных в командировках, так и за счет писем читателей журнала. Представлены материалы из следующих регионов России: Челябинская область (около 18%), Москва и Московская область (вместе – около 18%, Брянская область и Новгородская области (по 11%), Мурманская, Архангельская и Вологодская области (каждая – около 5,5%), Санкт-Петербург и Ленинградская область (вместе – около 4,5%), Красноярский край (более 3%), Башкортостан и Кировская область (по 3%).
     Кроме того, респондентами стали по одному или несколько школьных библиотекарей из областных центров (Твери, Воронежа, Самары, Новосибирска, Ярославля), из городов Татарстана, Удмуртии, Амурской, Владимирской, Иркутской, Калужской, Кемеровской, Костромской, Нижегородской, Саратовской, Свердловской, Тюменской, Ярославской областей, из сел и поселков Алтайского и Ставропольского краев, Астраханской, Белгородской, Омской, Тюменской областей.
     Надо отметить, что не от всех респондентов получены данные о месте жительства. В целом можно предположить, однако, что столичные города России (Москву и Санкт-Петербург) представляют около 20% респондентов, областные центры – более половины, другие города – примерно 15%, поселки – 7%, села и деревни – около 3%.
     Возраст и пол респондентов
     Мужчин среди опрошенных не оказалось, что не удивительно, поскольку сегодня профессия школьного библиотекаря почти исключительно женская.
     По возрасту респонденты распределились следующим образом:
     до 25 лет       3,3%
     26-40 лет     30,4%
     41-55 лет     54,6%
     старше 55 лет      7,7%
     20 респонденток (3,8%) на этот вопрос не ответили.
     Таким образом, около 55% опрошенных перешагнули 40-летний рубеж, менее трети находятся в «активном профессиональном возрасте» (надо отметить, что в этой группе больше тех, кому ближе к 40, чем тех кому около 30 лет), а молодежи среди школьных библиотекарей практически нет.
     Образование респондентов
     Распределение по уровню образования выглядит следующим образом:
     среднее образование           1.2%
     среднее специальное образование:
     библиотечное          23.5%
     педагогическое, гуманитарное      5.0%
     другое           4.6%
     высшее образование
     библиотечное          32.7%
     педагогическое, гуманитарное     21.7%
     другое           6.4%
     нет ответа                5.0%
     Таким образом, более 55% наших респонденток имеют библиотечное образование: почти каждая четвертая – среднее специальное, почти каждая третья – высшее. Обычно это вузы и училища культуры тех городов, где они и сегодня живут и работают, либо вузы в столицах и региональных центрах (Московский, Ленинградский, Челябинский, Орловский, Казанский и другие институты культуры – так они назывались в годы их учебы). Окончивших училища оказалось больше среди школьных библиотекарей из Башкортостана, из Брянской и Архангельской областей; окончивших вузы – среди респонденток из Челябинской области и Санкт-Петербурга.
     Более четверти опрошенных имеют другое гуманитарное образование; в подавляющем большинстве случаев – высшее педагогическое. Среди респонденток из Вологодской области таких оказалось 48%. А среди респонденток-москвичек у каждой пятой – высшее негуманитарное образование.
     Наше исследование позволяет, впрочем, только констатировать выявившиеся различия такого рода. Они могут быть связаны как с реальными региональными различиями в характеристиках образования школьных библиотекарей, так и с конкретными различиями тех аудиторий, в которых проводились опросы.
     Мы просили респонденток ответить также и на вопрос, когда они окончили учебу. Получено следующее распределение:
     менее года назад           1.3%
     от года до пяти лет назад      6.2%
     от пяти до десяти лет назад      8.5%
     от десяти до двадцати лет назад     27.7%
     более двадцати лет назад      46.8%
     нет ответа           9.4%
     Таким образом, почти половина респонденток закончила свое официальное образование более двадцати лет назад, а по крайней мере половина этой группы – реально более тридцати лет назад. (Впрочем, это не удивительно, если учесть их возраст.) При этом только несколько человек упомянули, что в последующий период повышали свою квалификацию на курсах.
     Стаж работы в школьной библиотеке
     Ответы на вопрос, сколько лет респондентки работают в школьной библиотеке, распределились следующим образом:
     менее года           4.6%
     от года до пяти лет     18.1%
     от пяти до десяти лет     21.2%
     от десяти до двадцати лет     38.5%
     более двадцати лет     13.3%
     нет ответа           4.4%
     Таким образом, более трех четвертей опрошенных – школьные библиотекари с большим и очень большим стажем. Эта характеристика фактически не зависит от того, имеют ли они среднее специальное и высшее библиотечное или педагогическое образование. Особую группу образуют лишь респондентки с другим высшим образованием – почти половина из них пришла в школьную библиотеку менее пяти лет назад (то есть в период роста женской безработицы).
     В целом, исходя из полученных результатов, мы имеем примерно такой портрет школьного библиотекаря: это женщина 35-50 лет с высшим или средним специальным гуманитарным (чаще – библиотечным) образованием и большим стажем работы. необходимо добавить, впрочем, что речь идет о библиотекарях городских школ, поскольку именно они составили большинство (примерно 90%) наших респондентов.
     Школьный библиотекарь: виды и структура деятельности
     Общая ситуация
     Первый вопрос нашей анкеты, составленный в виде таблицы, звучал следующим образом: «Какие виды работ Вам приходится выполнять и на что уходит большая часть Ваших сил и времени?». Респондентам был предложен список из девяти позиций. Ответы по восьми из них представлены в таблице 1.
     Таблица 1.
     Виды и структура деятельности школьного библиотекаря

Виды работ Очень много времени Не так много времени Времени на это почти не остается Этим не занимаюсь Нет ответа
Комплектование учебников 50,4 43,7 0,8 3,5 1,5
Распределение учебников по классам 52,9 42,8 0,6 2,1 1,5
Комплектование фонда (кроме учебников) 9,6 58,7 3,5 23,5 4,4
Работа с учащимися 86,6 8,1 2,3 1,2 1,7
Работа с педагогами 35,8 55,4 4,8 1,0 3,1
Ведение каталогов, картотек 21,5 46,7 20,0 9,3 2,5
Библиотечные уроки 23,1 52,1 9,6 12,5 2,3
Массовые мероприятия 41,2 38,7 12,3 5,2 2,7

     Таким образом, основная часть времени школьных библиотекарей уходит на работу с учащимися и на работу с фондом учебников. О том же свидетельствуют записи респондентов в строке «другое» (девятой позиции предложенного в вопросе списка). Эту позицию так или иначе отметил каждый второй респондент, и большинство из них назвали те или иные виды работы. Основная часть записей уточняет, детализирует предложенные в анкете позиции, другая часть является добавлением к списку. Далее мы рассмотрим подробнее условия выполнения некоторых работ и место этих работ в структуре деятельности школьного библиотекаря.
     Работа с фондом
     Таблица 1 демонстрирует принципиальное различие работы с учебниками и работы с другой литературой в структуре деятельности школьного библиотекаря. Более половины опрошенных считает, что комплектование и распределение учебников занимает у них очень много времени. Среди выбравших позицию «не так много времени» некоторые уточнили – «поскольку нет (или почти нет) финансирования».
     Необходимо отметить, что именно с учебниками чаще всего связаны записи в строке «другое».
     Более 11% респондентов в той или иной форме говорят о «работе с бумагами», «ведении документации», составлении планов, отчетов, аналитических справок и т.д. (и чаще всего опять-таки подчеркивают, что это занимает у них очень много времени). Анализ анкет позволяет утверждать, что речь идет о документации, связанной с учебниками; некоторые библиотекари сами уточняют: «справки и отчеты в гороно по учебникам», «отчеты и заполнение заказов по каталогам на учебники», «ответы на всевозможные бумаги департамента образования».
     Около 7% написали о работе с фондом, имея в виду именно фонд учебников и упомянув заказ, учет, обработку, расстановку, ремонт, списание. И здесь чаще всего подчеркнуто, что данный вид работы занимает очень много времени. Одна из респонденток заключает: «Слишком много работы с учебниками, на художественную литературу нет времени столько, сколько хотелось бы».
     Пятеро респондентов выделили в своих записях «денежный» аспект работы с учебниками: «телефонные звонки в торговые фирмы», «поиск где дешевле и покупка», «ведение документации связанной с деньгами».
     Десять человек отметили работу с родителями, выступления на родительских собраниях. Из контекста их ответов понятно, что речь идет о «разъяснении» необходимости покупки учебников на родительские средства и о сборе этих средств. Вряд ли такое общение повышает престиж и статус библиотекаря в глазах как самих родителей, так и учащихся; можно говорить и о проблематичности его в правовом отношении.
     Анализ наших данных свидетельствует, таким образом, что работа с учебниками, занимающая значительное место в структуре деятельности школьных библиотекарей, состоит не только (а возможно и не столько) из собственно профессиональных «операций», но из поиска и сбора денег, составления денежных и других документов.

* Инструкция О создании и обновлении библиотечных фондов учебников, порядке их использования и мерах, обеспечивающих сохранность литературы // Библиотека общеобразовательного учреждения: Сборник регламентирующих документов / РАО, ГНПБ им. К.Д. Ушинского – М., 2000. – С.40-41

     Отметим, что в сборнике «Библиотека общеобразовательного учреждения», изданном в 2000 г., единственным документом, касающимся общих проблем работы с учебниками, является Инструкция 1978 г.* Можно предположить поэтому, что кардинальные изменения, произошедшие с тех пор в системе среднего образования, в системе издания и распространения книг, не отражены в регламентирующих документах.
     Говоря о работе с другой литературой, лишь менее 10% респондентов отметили, что ее комплектование занимает у них очень много времени. Около 60% выбрали позицию «не так много времени», почти каждый четвертая респондентка сообщила, что вообще не занимается таким комплектованием. Нельзя не отметить, что 10% опрошенных сделали уточняющие записи в клетках таблицы, соответствующих этой позиции: «не трачу много времени, так как почти нет финансирования», «не занимаюсь, поскольку нет денег», «директор пока не разрешает привлекать на это средства родителей» и т.п.
     Четверо респондентов написали в строке «другое», что немалая часть их рабочего времени уходит на подписку.
     5% респонденток упомянули об организации выставок. Почти всегда «через запятую» они говорят о «наглядной агитации», о «создании информационной среды библиотеки», «организации комфортной среды». Чаще всего подчеркивается, что эта работа занимает очень много времени. (Сложности с библиотечной техникой заставляют изготавливать ее «из старых плакатов, коробок и т.п.») Несколько респонденток, однако, наоборот, подчеркнули, что на работе времени на оформление библиотеки и библиотечных мероприятий почти не остается, приходится этим заниматься дома. Судя по высказываниям, некоторым из опрошенных приходится выполнять (во всяком случае, в своей библиотеке) роль художника, поскольку такового в школе нет.
     Двое отметили работы, связанные с перемещением фонда – то есть переездами библиотеки в другое помещение.
     Ведение каталогов и картотек
     Мнения о месте этого вида работ в структуре деятельности оказались у наших респонденток наиболее разбросанными; при этом ответы не зависят ни от региона, в котором заполнялись анкеты, ни от образования опрошенных. Более 20% считают, что ведение каталогов и картотек занимает очень много времени, около половины – что не так много, 20% – что времени на это почти не остается, а около 10% вообще этой работой не занимаются. (некоторые уточнили – нет финансирования, нет карточек, каталог ведется только на учебники).
     Достаточно многочисленные записи в строке «другое» позволяют утверждать, что школьные библиотекари считают справочно-библиографическую работу значимой, это отметили в той или иной форме около 6% опрошенных. Некоторые дали развернутые ответы: «ведение картотек по темам докладов и рефератов учащихся», «рекомендательные списки для учителей, учащихся», «тематические картотеки – газетно-журнальная, для педагогов, по предметам, по внеклассному чтению», «индивидуальная реферативная информация для администрации». Чаще всего подчеркивается, что такая работа занимает очень много времени.
     Несколько человек написали, что достаточно много времени у них занимает работа с техникой, внедрение электронного каталога (в одной анкете – еще и электронного библиотекаря), работа с материалами на электронных носителях..
     Работа с читателями
     Подавляющее большинство респонденток считает, что очень большую (некоторые подчеркивают – основную) часть их рабочего времени занимает работа с читателями-учащимися. Работе с педагогами уделяют очень много времени более трети опрошенных; 55% выбрали позицию «не так много времени», а около 5% считают, что времени на это почти не остается.
     Говоря о работе с читателями, наши респондентки прежде всего имели в виду, конечно, «непосредственное» обслуживание, то есть выдачу библиотечных материалов. Однако записи в строке «другое» позволяют уточнить, что еще школьные библиотекари считают в этом плане значимым и, соответственно, требующим времени.
     Об индивидуальной работе с читателями свидетельствуют записи примерно 12% опрошенных. Они упоминают выполнение справок, подбор материалов для докладов и рефератов, которые готовят учащиеся, и консультации по их написанию. Это подбор литературы для педагогов, для внешкольных мероприятий. Это привлечение читателей, индивидуальное обучение ББК, обучение выбору книг на полках. Некоторые подчеркивали, что много времени уходит на работу в читальном зале, другие говорили о межбиблиотечном абонементе, с помощью которого удовлетворяются, в основном, запросы администрации (в частности, на регламентирующие документы).
     Около 3% респонденток упомянули в своих записях организацию и ведение библиотечных кружков, клубов, факультативов, работу с активом библиотеки.
     Как видно из таблицы 1, около 80% опрошенных ведут библиотечные уроки, хотя несколько человек специально отметили, что они не могут добиться предоставления часов, что их занятия сложно вставить в расписание. Более половины наших респонденток считают, что эта работа занимает у них не так много времени, каждая четвертая, напротив, уверена, что очень много, а около 10% признались, что времени на это почти не остается.
     В организации массовых мероприятий участвует подавляющее большинство наших респонденток. Более 40% считают, что эта работа занимает у них очень много времени, немногим менее выбрали позицию «не так много времени», более 12% утверждают, что времени на это почти не остается. Около 2% в своих записях уточняют содержание соответствующей деятельности: названы олимпиады, классные часы, школьные праздники, литературные вечера, упомянуты написание сценариев, подбор литературы и других материалов, оформление стендов.
     Методическая и организационная работа
     В записях 9 человек в строке «другое» так или иначе упоминается методическая и организационная работа: разработка методических материалов, сценариев, занятия в методическом объединении и руководство таким объединением, выступления на педсоветах, организация работа отделов библиотеки; библиотекарь школы-интерната для умственно-отсталых отметила, что занимается изучением читателей.
     Небиблиотечная работа школьного библиотекаря
     Около 2% опрошенных написали, что им достаточно часто приходится заменять учителей на уроках. Имеются и другие записи: об «отвлечении на другие виды работ – не в библиотеке», о деятельности «по мере производственной необходимости в школе», о «поручениях администрации», о «пустых разговорах с администрацией, с назойливыми учителями» и пр. Несколько респонденток упомянули о том, что выполняют в библиотеке роль уборщиц. 14 школьных библиотекарей (почти все – из Башкортостана) в строке «другое» написали: «общественная работа».
     Библиотекарь в школе: проблемы и статус
     Общая ситуация
     Один из вопросов анкеты – «С какими проблемами Вы сталкиваетесь в процессе работы». Респондентам был предложен список из одиннадцати позиций (одна из позиций – «в фонде недостаточно…» – включала пять вариантов ответа). Получены следующие, вполне ожидаемые, результаты:
     не хватает денег на комплектование     88,7%
     не хватает денег на подписку      87,1%
     в фонде недостаточно
     учебников          63,3%
     справочной литературы     82,9%
     периодики          83,3%
     новинок          86,2%
     других материалов      10,4%
     проблемы с помещением (размеры, оснащенность нужным оборудованием)       55.0%
     библиотекарь не имеет веса в школе, к нему не прислушиваются      12.3%
     слишком маленькая зарплата      55.4%
     слишком много рутинной работы, не хватает времени для творческой деятельности     51.7%
     нет информации о литературе      40.0%
     нет информации о работе коллег, о профессиональных проблемах     22.1%
     мне не хватает опыта          10.8%
     Таким образом, основной проблемой школьного библиотекаря и его библиотеки является проблема финансовая – нет денег на пополнение фонда как книгами, так и периодическими изданиями. Естественно, поэтому, что подавляющее большинство опрошенных указали на недостаточность (многие – на полное отсутствие) в фонде новинок. Они ощущают также острую нехватку справочной литературы (некоторые уточнили – энциклопедий). Более половины опрошенных отметили проблемы с помещением и оснащением библиотеки, также связанные чаще всего с финансовыми трудностями. Не менее часто подчеркивалось, что библиотекарям слишком мало платят; при этом слишком много времени у них занимает рутинная работа, на творческую деятельность сил не хватает.
     Собственно профессиональные проблемы отмечались несколько реже. На первом месте среди них оказалось отсутствие информации о литературе (40%), почти вдвое реже подчеркивалось отсутствие информации о работе коллег. Более 12% указали на низкий статус библиотекаря в школе, более 10% – на отсутствие собственного профессионального опыта.
     Не ответили на этот вопрос всего 7%. Многие респондентки так или иначе дополняли и уточняли предложенный в анкете список проблем. Их записи позволяют говорить о сложном положении сегодняшней школьной библиотеки, о том, как понимают и переживают это положение ее работники.
     Финансовые и материально-технические проблемы
     Итак, около 90% школьных библиотекарей отметили, что их библиотекам не хватает денег на комплектование; несколько человек подчеркивают – «это главная проблема». «Фонд не пополняется новой литературой» (некоторые уточняют – 5,6,10 лет), «фонд катастрофически устаревает», «полный информационный голод» – такого рода записи сделали в анкетах более 3% опрошенных. Анализ данных исследования показывает, что пополнение фонда в очень многих случаях происходит исключительно «нештатными способами».
     Родители сдают деньги на учебники; во многих школах создаются специальные «родительские фонды», «фонды развития библиотеки» и т.п. (при этом, некоторые опрошенные признают, что для малообеспеченных семей самостоятельная покупка учебников сложна). Тем не менее почти 2/3 библиотекарей утверждают, что учебной литературы не хватает (характерно одно из высказываний – «10 лет нет букварей»).
     Учащиеся, выпускники, педагоги дарят книги – причем, судя по ответам, чаще не новые (купленные), а старые, принесенные из дому (ненужные или дублетные). «Убеждаем родителей подарить книги (энциклопедии, справочники. Не отказывают. И это все комплектование», – признается респондентка из Челябинска.
     Иногда литературу передают публичные библиотеки или библиотеки других учебных заведений. «Школа открыта в 1994 г., – пишет, например, одна из респонденток, – на комплектование не выделено ни копейки. Книжный фонд собирается из старой, списанной литературы массовых библиотек города, из подарков детей и родителей».
     Кроме справочной литературы, на нехватку которой указывают около 85% респондентов, в анкетах названа методическая литература (ее нехватку или полное отсутствие отметили 4,0% опрошенных), художественная (более 4%, некоторые уточняли – программная, для внеклассного чтения, русская, детская, мировая классика, современная), научно-познавательная (в частности, для начальных классов и среднего звена, по географии, экономике, литературоведению, истории, по темам курса «мировая художественная культура»). В результате, по словам библиотекарей: «невозможно подобрать литературу для докладов и рефератов, которые должны готовить учащиеся», «интересы удовлетворить невозможно, поскольку дети спрашивают современную литературу».
     Библиотекари школ-интернатов для детей инвалидов отметили, что в их библиотеках недостает книг с крупным шрифтом и для слепых, литературы для умственно отсталых. Они считают: «организациям, занимающимся учебниками, это невыгодно и неинтересно».
     Подавляющее большинство опрошенных подчеркивают, что им не хватает (или у них вообще нет) денег на подписку. В некоторых анкетах упоминается, что в фонде нет или почти нет профессиональных и детских периодических изданий. «Обидно становится за себя и за наши школьные библиотеки. О каких компьютерах может идти речь, если у нас нет даже газет и журналов. Мы не имеем возможности выписать даже журнал «Библиотека», так как он ужасно дорого стоит», – пишет библиотекарь сельской школы из Ставропольского края:
     Около 5% опрошенных выделили необходимость покупки аудио- и видеоматериалов, материалов на электронных носителях. Они говорят также, что школьная библиотека должна быть и медиатекой, что нужны компьютеры и компьютерные программы, электронный каталог, Интернет. Другие респондентки, однако, отмечают, что в их библиотеках нет даже карточного каталога или он есть только на учебники, что составляется ин из «самодельных» карточек, что нужны текущий и перспективный каталоги. В некоторых библиотеках недостает материалов для оформления выставок (например, портретов писателей), наглядных пособий, нот, карт.
     В целом 55% опрошенных указали на проблемы с помещением и оснащением библиотеки. О том, что помещение мало, пишут около 9%. Отмечают, что в библиотеке нет хранилища для учебников, нет читального зала (или он слишком мал), что в библиотеке холодно, темно, что нужен ремонт.
     Конкретно проблемы оснащенности отметили 15%. Имеющееся оборудование в анкетах называется допотопным. Особенно часто упоминается отсутствие библиотечной техники и канцелярских товаров (около 9%) – названы каталожные карточки и каталожные ящики, бланки документации, стеллажи и т.д. Наши респондентки говорят также о том, что нужна множительная техника (ксерокс), что часто бывает сложно решить проблему доставки литературы – нет транспорта. «Никакого чисто библиотечного оборудования у нас нет, кроме металлических стеллажей, – констатирует библиотекарь сельской школы из Белгородской области, – компьютер для нас недоступен. Кроме книг, на которые мы тратим последние деньги, ничего себе позволить не можем». Ей вторит библиотекарь такой же сельской школы из другой области – Свердловской: « Вы пишете о компьютерах, а мы даже формуляры сами делаем». Библиотекарь из Череповца пишет: «Хотелось бы иметь специальное помещение под читальный зал, компьютер, красивую и удобную мебель, оргтехнику, но на элементарную бибтехнику нет денег, как и на канцтовары». А респондентка из города Зеленогорска (Красноярский край), очень подробно заполнившая анкету, резюмирует: «Конечно мы, школьные библиотекари, чувствуем себя ущербными в наших, прямо скажем, убогих библиотеках».
     Профессиональные проблемы
     Угнетающая наших респондентов нищета школьных библиотек является, конечно, проблемой настолько же собственно профессиональной, насколько финансовой, материальной. То же можно сказать и о зарплате библиотекарей, мизерность которой отметили 55% опрошенных (отмечается и задержка этой зарплаты – иногда на месяцы). Некоторые респондентки подчеркивают, что разряд маленький, а объем работы большой, «один библиотекарь должен выполнять все функции – комплектатора, обработчика, библиографа и другие». Более чем для половины школьных библиотекарей проблемой является рутинность работы, текучка, отсутствие времени и сил на реализацию творческих планов и проектов.
     Очень большой профессиональной проблемой оказалось отсутствие информации о литературе – на это указали 40% опрошенных.. Некоторые уточнили, что хотели бы знакомиться с каталогами издательств, со списками будущих или недавно появившихся изданий; при этом они предпочли бы иметь эту информацию «на рабочем столе», а не обращаться за ней в публичные и другие библиотеки.
     Почти каждая четвертая респондентка отметила, что ей не хватает информации о работе коллег (особенно часто выбирали эту позицию библиотекари коррекционных школ). Те, у кого невелик стаж работы нередко признаются, что им не хватает опыта. Некоторые уточняют: не хватает современных знаний (в частности, о новых технологиях), информации по ведению каталога, ведению документации.
     Несколько человек указали на отсутствие методического руководства, редкость профессиональных семинаров, совещаний, курсов повышения квалификации иногда отмечалось в качестве проблемы. «Нужна более тесная связь с городскими библиотеками, они – как другое государство, наши проблемы их не волнуют, – считает респондентка из Ангарска, – надо как-то объединяться». Об «ощущении одиночества и изнурительном самостоятельном поиске – в силу специфики образовательного учреждения и удаленности от областного центра» – пишет библиотекарь школы-интерната для глухих детей из Кирова. Отсутствие у организации средств на повышение квалификации удручает эту респондентку, как и ее коллегу из Котласа, которая хотела бы «получить информацию о работе коллег, о возможностях исследовательской работы в библиотеке – на курсах в крупном городе, желательно в Москве».
     В нескольких анкетах в качестве проблемы выделена неурегулированность проблемы штатов и должностей в школьной библиотеке. В больших школах в штат могут входить два или даже несколько библиотечных работников, однако наши респондентки считают, что должны существовать должности и ставки библиографа, библиотекаря-педагога.
     Взаимоотношения с администрацией, статус школьного библиотекаря
     Ответы наших респонденток на вопрос, помогает ли им и библиотеке администрация школы, распределились следующим образом:
     да      41.2%
     очень мало, почти не помогает       43.7%
     совсем не помогает      9.4%
     наоборот, препятствует работе библиотеки      2.3%
     не мешает (вариант добавлен респондентками)      0.6%
     нет ответа      3.1%
     Таким образом, более 40% опрошенных ответили «да». Большинство из них (185 человек) написали, как именно администрация (в основном – директор школы) помогает библиотеке. Более 2/3 отмечают финансовую и материальную помощь: предоставление средств на покупку литературы (учебной, иногда художественной и методической), библиотечной техники, на подписку; обустройство и ремонт помещения; приобретение мебели и оборудования; выделение школьного транспорта и техники; решение хозяйственных вопросов; материальное поощрение библиотекаря (премии, доплаты). Многие респондентки считают, что все это происходит слишком редко, другие (их не меньше) как бы возражают: у администрации тоже нет денег, она помогает настолько, насколько может.
     Анализ данных показывает, что отношение администрации, в частности, директоров, к финансированию библиотеки, может быть очень различным. Одна респондентка с гордостью говорит, что помещение библиотеки – самое лучшее в школе, есть все необходимое для работы с фондом, вторая – что библиотека переехала в новое помещение и к новоселью администрация подарила компьютер, третья – что директор старается получить дополнительные ставки, то четвертая, пятая и шестая свидетельствуют: им помогают, но неохотно, только после многочисленных просьб. Это сформулировала, например, библиотекарь из Краснодара: «Очень много сил и времени тратится на убеждение администрации школы, что те или иные затраты на библиотеку окупятся с лихвой».
     20% сделавших записи о помощи школьной администрации, выделили сотрудничество в организационных вопросах. Они говорят о совместном планировании, составлении заказов на учебники, массовых мероприятиях, о выступлениях библиотекаря на педсоветах, о содействии директора и завучей в организации кружков, факультативов, в повышении квалификации, в поисках спонсоров, о «рейдах по проверке сохранности учебников», о борьбе с задолжниками – учащимися и преподавателями (одним из способов такой борьбы является отказ в выдаче документов). Несколько человек подчеркнули роль директора в установлении контактов между библиотекарем и педагогами, классными руководителями, в «выяснении проблем и попытках их решения». Чаще же всего упоминается совместная деятельность, связанная с комплектованием: создание фондов развития библиотеки, «разъяснительная работа» с родителями по поводу покупки ими учебников.
     Для трети тех респонденток, которые написали, как именно помогает библиотеке школьная администрация, значимой оказалась прежде всего моральная, психологическая помощь. Многие из них, отмечая, что денег у администрации нет или очень мало, что поэтому финансовая, материальная помощь оказывается ограниченно и редко, подчеркнули, тем не менее, что администрация (в частности, директора школ) поддерживает их морально, относится к ним с пониманием, считается с их мнением, поднимает и поддерживает их престиж. Респондентки из разных регионов утверждают: директор «всегда в курсе библиотечных дел»(Челябинск), «проявляет ежедневное внимание к работе библиотеки с учителями и учащимися» (Северодвинск), «не мешает работать и уважительно поддерживает любую инициативу в моральном плане, а иногда и в материальном» (Новгород), «дает свободу выбора форм работы» (Свердловская область, сельская школа), «предоставляет самостоятельность в комплектовании фонда « (Брянск), «понимает, что библиотека – информационный центр школы» (Москва), «выступая на педсоветах, восхищается работой библиотеки» (Новый Уренгой).
     Рассмотрим теперь, что говорят те библиотекари, которым школьная администрация помогает очень мало (их более 40%), не помогает совсем (более 9%) или даже препятствует (более 2%). Многие из них так или иначе объяснили свой ответ.
     Часто упоминаются отказы в финансировании (некоторым библиотекарям приходится покупать канцтовары и методическую литературу на собственные деньги), плохие помещения (в нескольких случаях говорится, что условия ухудшаются, библиотеку переводят в меньшую по размерам комнату, в подвал и т.п.), жесткий и непрофессиональный контроль при отсутствии реальной помощи. Несколько человек указали, что средства на подписку уходят исключительно на периодику, нужную директору, завучам, работникам бухгалтерии; собственно для учащихся ничего не остается.
     Отметим, что именно те опрошенные, которые в списке проблем выбирали позицию «библиотекарь не имеет веса в школе, к нему не прислушиваются» (а их было более 12%), чаще всего говорили об отсутствии помощи или противодействии администрации. Поэтому наше особое внимание привлекли те записи, в которых оцениваются взгляды администрации (прежде всего директоров) на роль и место библиотеки в школе, на статус библиотекаря.
     «Вес библиотекаря в школе зависит от того, как себя поставишь, – считает наша респондентка из Челябинской области. – Но требования к библиотекарю предъявляются на все 100%, а с проблемами сталкиваешься один на один. Пока библиотека в школе не является кабинетом № 1». Примерно о том же говорится в анкете из Северодвинска: «С одной стороны, у администрации есть желание видеть библиотеку кабинетом № 1, центром культуры; с другой, библиотека – как бы служба на подхвате (замены уроков и прочее)»; другая респондентка из этого города написала еще резче: «Библиотека кажется ненужным звеном в учебном процессе». «Отношение к библиотеке благожелательное, но несколько снисходительное, как к вспомогательному подразделению», – отмечает библиотекарь из Новоуральска.
     «Директор школы (литератор!) абсолютно не осознает, какую роль играет библиотека в школьном процессе», – считает респондентка из Челябинска. А библиотекарь сельской школы из Алтайского края говорит об одном из следствий подобного непонимания: «Ни разу за учебный год директор не посетила библиотеку».
     Непонимание сущности и задач школьной библиотеки определяет, по мнению некоторых респондентов, неверную, несправедливую оценку ее работы, непрофессиональное вмешательство, навязывание чуждых форм и методов. «Не знается и не замечается объем проделанной работы, – подчеркивает школьный библиотекарь из Кемерова. – Невозможно планово, стабильно, долгосрочно организовать работу, мешает постоянное ожидание ура-мероприятий, сиюминутного результата». «Администрация не дает часы на библиотечные уроки, библиотечный кружок. Делаю это за счет замен уроков», – запись в анкете москвички. Респондентка из Архангельска констатирует: «завуч по воспитательной работе хочет, чтобы библиотека работала по ее плану, а у нее преобладают развлекательные мероприятия (концерты и др.). Требует больше вечеров для старшеклассников».
     В анкетах есть и ряд крайне резких высказываний, свидетельствующих о конфликтных отношениях: «хамское, не уважительное отношение к библиотекарю директора и педколлектива, их низкий интеллектуальный уровень», «у нас специалистов не любят и не уважают, только своих признают, блатных», «директору нужны послушные библиотекари, которые поддакивают начальству, так как не имеют не только своего мнения, но и библиотечного образования; с непослушными расправляются жестоко: то библиотеку отправят в ссылку на четвертый этаж, то необоснованными выговорами замучат.»
     Обиду и недоумение вызывает у школьных библиотекарей то, что официально они не являются педагогическими работниками; у них маленький отпуск, не идет педагогический стаж, непонятен их статус. «Хотя мы работаем с детьми, библиотечные уроки проводим, участвуем в педсоветах, аттестуемся, как и все учителя, однако зарплату получаем с техническим персоналом в ведомости, отпуск как у технического персонала – и все это унижает», – пишет библиотекарь сельской школы из Свердловской области. «Деньги на профессиональную периодику нам не выплачивают, поскольку мы не учителя, – добавляет респондентка из Сарапула, – при этом моя зарплата не дотягивает до прожиточного минимума, а у меня четверо детей». «Являюсь членом педсовета, но не являюсь педагогическим работником. Ликвидировать эти ножницы надо на уровне Министерства», – считает респондентка из Вологды.
     Анализ данных исследования свидетельствует, что проблемы роли и места библиотеки в школе, проблемы статуса и престижа являются очень значимыми для школьного библиотекаря. В ситуации, когда решение финансовых проблем крайне затруднено и происходит совсем не на уровне отдельной школы, значимость эта только повышается. Этот аспект функционирования школьной библиотеки, который можно назвать социально-психологическим, безусловно заслуживает особого внимания органов образования.
     Кто поддерживает школьную библиотеку
     Мы спросили респонденток, кто оказывает поддержку их библиотекам. Вопрос был открытым; ответы давались в свободной форме и были классифицированы нами в процессе компьютерной обработки и анализа. Распределение выглядит следующим образом:
     нет ответа, никто не помогает     47,7%
     родители, родительские организации     28,4%
     учащиеся      15,3%
     преподаватели     12,6%
     методисты органов образования     12,2%
     другие библиотеки      9,2%
     шефы, спонсоры      7,1%
     органы власти      2,4%
     другие люди и организации     ..2,2%
     Таким образом, реакция на вопрос почти половины респонденток свидетельствует об отсутствии поддержки; очень многие библиотекари не просто оставляли пустую строку, а так и писали – «никто». «Мы находимся на окраине, в бывшем военном городке, – говорит, например, респондента из Архангельска, – в нашем районе (спальном) помогать некому». «Поддержки никакой со стороны других организаций, – отмечает библиотекарь поселковой школы из Вологодской области, – поселок не имеет богатых промышленных предприятий, а в области выделяют деньги только районной ЦБС».
     Из всех помощников библиотеки на первом месте (далеко оставив за собой всех остальных) оказались родители. Их помощь, как уже неоднократно упоминалось здесь, заключается в приобретении книг, прежде всего учебников. Одни респондентки подчеркивают, что такая поддержка оказывается редко, от случая к случаю, другие – что она является регулярным и почти единственным источником комплектования. В некоторых школах этой деятельностью занимаются родительские и попечительские советы (в Твери, как сообщается в анкете, такого рода объединение создали совместно две школы), организуются Фонды поддержки библиотек. Проводятся акции «Книга в дар библиотеке», «Книге – вторую жизнь».
     Второе место заняли учащиеся. Они дарят книги, помогают в обработке новых поступлений, в ремонте книг, в оформлении библиотеки, в проведении мероприятий. Как эмоционально написала в анкете респондентка из Выборга, «дети-читатели дарят книги в библиотеку и поддерживают своей любовью».
     Около 13% опрошенных говорят, что библиотеку поддерживает преподавательский состав; упоминаются учителя-предметники (чаще всего), классные руководители, завучи, мастера производственного обучения (в одной анкете – даже технический персонал). Они организуют сбор книг в подарок библиотеке, помогают в ремонте книг, в организации массовых мероприятий, в решении других проблем. «Учителя информатики записали на уроках со старшеклассниками на дискеты весь систематический каталог, – сообщает, например, респондентка из Сарапула, – но нет хорошего компьютера и программы». С другой стороны, в ряде анкет помощь преподавателей активно отрицается, говорится об их непонимании деятельности библиотеки. «Нет таких людей из педколлектива!», – резко ответила на вопрос о поддержке одна респондентка из Челябинска. Другая – из того же города – пишет: «Учителя не хотят работать в библиотеке, многие не понимают сущность читального зала». Специфической информацией делится респондентка из Выборга: «Много времени отнимают учителя, приходя в библиотеку просто отдохнуть, поговорить; они называют библиотеку комнатой психологической разгрузки».
     О помощи методистов, специалистов органов образования упомянули немногим более 12% опрошенных. Еще реже отмечается поддержка со стороны публичных библиотек – областных, городских, районных, сельских; в основном упоминаются при этом детские библиотеки.
     Более 7% опрошенных написали, что им помогают шефы или спонсоры. «Разовую помощь нашей библиотеке оказывали шахта, совхоз, предприниматели, то есть близлежащие к школе организации», – сообщает, например, респондентка из Ленинска-Кузнецкого. Названы также предприятия, акционерные общества и даже командование Черноморского флота.
     О поддержке местных властей упомянули немногим более 2% опрошенных. Несколько человек из них назвали депутатов; одна респондентка уточнила при этом «помогали некоторые во время предвыборной компании». (Об иной ситуации говорит библиотекарь сельской школы из Свердловской области: «В предвыборную компанию обратились ко все кандидатам с просьбой о покупке книг, но увы!»)
     Названы также общественные организации: Всероссийское общество слепых, Немецкий центр, фонд Сороса (трижды). Несколько библиотекарей отметили, что их поддерживают жители района, «доброжелатели», «посторонние люди», члены семьи.
     В целом же анализ ответов на этот и другие вопросы позволяет говорить о том, что зачастую школьные библиотеки остаются полностью или почти без поддержки.
     Школьные библиотекари о журнале «Школьная библиотека»: мнения и пожелания
     В соответствии с маркетинговыми задачами исследования мы сформулировали следующий вопрос: «Какие материалы должны публиковаться в нашем журнале, чтобы он был полезен и интересен для Вас?» Предложенный список ответов содержал семь позиций; респондентки могли также дополнить его, написать свои пояснения, пожелания – и этим воспользовались около 20% из них. Ответы по списку распределились следующим образом:
     нет ответа      5.4%
     информация о новой литературе     74.4%
     описание работы российских школьных библиотек     78.1%
     описание работы школьных библиотек в других странах     49.2%
     новые документы, регламентирующие работу школьного библиотекаря      86.5%
     нормативные акты, которые могут оказать влияние на работу школы и школьной библиотеки     80.8%
     библиографические обзоры      70.4%
     методические консультации      83.1%
     Таким образом, каждая из предложенных нами позиций (кроме информации о работе зарубежных школьных библиотек, которую выделили около половины опрошенных) была отмечена большинством (от 70% до 87%) респонденток. И фактически каждую из них они уточнили и конкретизировали.
     Выбирая ответы «информация о новой литературе» и «библиографические обзоры», школьные библиотекари уточняли: «новинки в педагогике», «лучшие издания методической литературы по отдельным предметам», «аналитические и критические статьи о новых учебниках и программах», «новинки детской литературы, в том числе и зарубежной», «биографии писателей, в частности, детских, их юбилеи» «Так как не имеем возможности выписывать другие журналы, хотелось бы прочитать о современном литературном процессе, особенно в детской литературе» – говорит, например, респондентка из Ангарска.
     Неоднократно упоминались также рекомендательные списки для учащихся и педагогов по темам, учебным предметам, к знаменательным датам (в последнем случае подчеркивалось – без опозданий) и т.п. При этом если одни респондентки подчеркивают необходимость полноты и разнообразия материала, то другие считают, что надо включать в списки и давать ссылки лишь на те издания, которые в школьных библиотеках есть. А библиотекарь из Северодвинска думает, что такого рода информация в журнале вообще не нужна: «При отсутствии комплектования, полноценной подписки – нет смысла, к сожалению». Обращает на себя внимание и мнение респондентки из Котласа: «Имеет ли смысл печатать библиотечные карточки, если в нашей, например, библиотеке из 95 книг, предложенных в первом номере журнала, есть только одна?»
     Из работы российских школьных библиотек опрошенных, судя по их ответам, интересует все новое, ценное (некоторые добавляют – необычное). Они советуют рассказывать в журнале об опыте, помещать побольше конкретных рекомендаций. В нескольких анкетах подчеркнуто: необходимо описание работы школьных библиотек «изнутри»; как сформулировала респондентка из Кемерово – «живое слово библиотекарей-практиков». В анкете из Архангельска предлагается: «Публикуйте письма школьных библиотекарей об их работе (объемах, новых формах), о престиже библиотекаря, об интересном в школьной библиотеке, о курьезных случаях». Неожиданную на первый взгляд, но очень актуальную тему предлагает библиотекарь из Ленинска-Кузнецкого: «способы выживания в новых рыночных условиях для того, чтобы обеспечить библиотеку (ведь не секрет, что школьную библиотеку все бросили и забыли, в том числе и государство)».
     Позиция «новые документы, регламентирующие работу школьного библиотекаря» собрала наибольшее количество «голосов». Однако, конкретизирующие предложения внесли лишь два человека. Респондентка из Архангельска считает необходимым поместить в журнале документы, связанные с принятием положения о библиотекаре-педагоге. Респондентка из Кемерово интересуется регламентирующими документами о работе с задолжниками («Может ли библиотекарь наказывать учеников и как это нужно делать»).
     Говоря о публикации нормативных актов, которые могут оказать влияние на работу школы и школьной библиотеки, четверо респондентов добавили, что нужны также советы юристов (желательно подробные) – в частности, по трудовому законодательству.
     Наибольшее количество разъяснений, уточнений и дополнений можно отнести к позиции «методические консультации», которая фактически была расширена опрошенными и превратилась в «методические материалы», при этом упоминались материалы самой различной тематики.
     Многие респондентки отмечали, что им необходимы разработки массовых мероприятий: ролевые игры, викторины, но чаще всего – сценарии. Конкретно говорилось о сценариях школьных праздников, а также библиотечных и библиографических уроков (эта форма мероприятий неоднократно упоминалась и отдельно). В нескольких анкетах подчеркнуто, что сценарии должны быть «полностью готовые», «не заумные». «Хотя изданий со сценариями много, но нет денег, чтобы на них подписаться», – объясняет респондентка из Сарапула. А респондентки из Ярославля и Архангельска написали, что сами готовы предложить журналу сценарии и разработки библиотечных уроков.
     Школьные библиотекари указали также на необходимость информации о новых технологиях, об автоматизации и компьютеризации: описание работы школьных медиатек как в России, так и за рубежом, советы по созданию и ведению библиотечной локальной сети, работе в Интернет. «Обязательно надо продолжить рубрику «С компьютером на ты», в которой был бы материал об использовании компьютера, начиная с азов, – пишет респондентка из Зеленогорска. – Что делать, если дали очень старый компьютер, если нет денег на библиотечную программу, что можно использовать». Есть, однако, и противоположные мнения. «Вы пишете о компьютерах, а их в подавляющем большинстве школ нет» – уверена респондентка из Череповца. С ней соглашается библиотекарь сельской школы из Алтайского края: «Сельским школьным библиотекам еще очень далеко до компьютеризации. А именно об этом в первом номере журнала очень много материалов».
     В анкетах встречаются также просьбы помещать материалы о ведении каталогов и картотек, об оформлении библиотеки и книжно-иллюстративных выставок (например – фотоматериалы с интерьерами библиотек).
     Респондентка из Ржева предлагает журналу ввести целый ряд рубрик: «Азы библиотечного дела (для библиотекарей, не имеющих специального образования)», «Начинающему заведующему школьной библиотекой», «Школьная библиотека глазами других работников школы», «Техминимум школьной библиотеки», «Библиотечные уроки». В анкетах предложены и другие рубрики: «Библиотечные технологии в системе образования», «Новое о ББК», «Спрашивайте – отвечаем».
     Опрошенные указали также на свою потребность в информации и методических материалах по организационным проблемам: о планировании работы, об аттестации библиотек и библиотечных работников, о программах развития школьных библиотек, о работе библиотечных советов.
     Библиотекарей волнуют и вопросы работы с читателями. Они считают, необходимым публиковать в журнале не только методические материалы, но и проблемные стать по психологии общения с читателями-детьми, о работе по возрастным группам о круге детского чтения, о падении чтения среди детей и подростков. Библиотекари коррекционных школ нуждаются в информации о проблемах коррекционного образования, о работе библиотеки с умственно-отсталыми детьми, с детьми-инвалидами. «Высокопрофессиональная методическая помощь сегодня отсутствует, теперь вся надежда на ваш журнал» – пишет, например, библиотекарь школы-интерната для глухих детей из Кирова.
     Фактически все респондентки, работающие в библиотеках сельских школ, настаивают, что журнал должен уделять этим библиотекам особое внимание.
     Во многих анкетах подчеркивается, что необходимы публикации, повышающие статус школьной библиотеки в глазах других работников школ, особенно в глазах администрации, директоров. По словам респондентки из Новоуральска, такие материалы «позволят им по-новому взглянуть на ее деятельность, увидеть незаметный, но огромный труд библиотекаря». Библиотекарь из Заозерска, однако, уточняет: материалы «о функциональном назначении, сущности школьной библиотеки» должны помещаться в тех изданиях – или в тех рубриках журнала «Школьная библиотека» – которые администрация станет читать. Более широкий взгляд на проблему находим в анкете из Краснодара: «Очень хочется, чтобы проблемы школьной библиотеки поднимались не только в профессиональной печати, но и в педагогической литературе. Знаю по своему опыту, что вкладка «Школьная библиотека» в «Первом сентября» не читается администрацией. Представителям библиотеки надо чаще выступать на различных совещаниях, семинарах перед директорами школ, руководителями ОНО и департаментов образования. Надо поощрять передовых библиотекарей, пропагандировать работу школьной библиотеки по радио и телевидению».
     Респондентками внесен и ряд других интересных и разнообразных предложений. Например, по словам библиотекаря из Кирова, журнал мог бы публиковать «адреса фирм и баз, реализующих библиотечную технику и библиотечное оборудование». В анкете из Архангельска упоминаются «интервью с интересными, значимыми в библиотечном мире людьми, с большими учеными». Необходимо рассказывать об истории библиотек прошлых веков – «ведь там был богатейший опыт, пока скрытый от нас», – считает респондентка из Москвы. А библиотекарь сельской школы из Кировской области написала, что в журнале могла бы быть и «страничка для женщин-библиотекарей с советами о косметике, моде, здоровье».
     В целом же ответы на анкету свидетельствуют, что журнал был принят школьными библиотекарями с воодушевлением и благодарностью. Прочитав первый номер, библиотекарь сельской школы из Алтайского края пишет в редакцию: «Вся информация из журнала может быть использована, ведь мы живем в информационном вакууме». «Первый раз мы держим в руках такой клад», – говорит респондентка из Ангарска. «Спасибо вам огромное за рождение такого необходимого, своевременного, мудрого, интересного, серьезного, долгожданного и совершенно неожиданного издания. Рада безмерно, что дожила до события признания школьной Библиотеки как Личности. Мы были, есть и будем необходимы именно здесь, в наших школах» – не скрывая пафоса вторит ей респондентка из Кемерово. «Спасибо за журнал, наконец-то хоть одно серьезное издание. Журнал «Библиотека» своими описаниями подвигов библиотекарей, так называемыми мероприятиями давно изжил себя» – считает библиотекарь из Зеленогорска. «Успехов, большой читательской аудитории и искренней любви читателей!» – желает новому журналу библиотекарь из Котласа.
     О том, какое влияние оказали на нее уже первые номера журнала, эмоционально рассказывает респондентка из Архангельска: «До этого проводила много массовых мероприятий в классах. Спасибо Вашему журналу, прозрела! Сейчас главное – расписать все журналы, которые имеем, сборники, антологии, хрестоматии – то есть максимально увеличить объем информации».
     Некоторые из опрошенных специально подчеркнули в анкетах, что стоимость журнала приемлема для школьной библиотеки. Другие респондентки сообщают, что у них нет возможности подписаться на журнал. «Наш методист говорит, что на шесть школ выпишут только один журнал» – пишет, например, школьный библиотекарь из Кемерово. А респондентка из Челябинска предлагает достаточно радикальный выход из положения: «Нужно, чтобы РУНО и ОБЛОНО, в приказном порядке заставили директоров школ выписывать этот журнал».
     Наши респондентки связывают с выходом журнала свои надежды на изменение ситуации в школьных библиотеках. «Очень рада выходу вашего журнала, значит мы будем развиваться как система школьных библиотек», – отмечает библиотекарь поселковой школы из Вологодской области. «Хотелось бы, чтобы журнал отстаивал профессиональные интересы школьных библиотекарей, оказывал социальную поддержку на федеральном уровне (в Министерстве) и не отрывался от «суровой действительности», – говорит респондентка из Череповца. А вот слова из письма библиотекаря поселковой школы в Свердловской области: «Может быть, ваш журнал заставит чиновников повернуться лицом к школьным библиотекам или, просто сказать, к проблемам школ, особенно сельских. Я думаю, что с выходом журнала к вам придут тысячи таких же писем с такими же проблемами. Даже не верится, что мы, вступая в третье тысячелетие, говорим о таких проблемах».
     Выводы и рекомендации
     1. Инициированное журналом «Школьная библиотека» исследование позволило фактически впервые получить достаточно объемную и разнообразную информацию о проблемах сегодняшней школьной библиотеки, о структуре деятельности школьного библиотекаря и его информационных потребностях. Специально разработанную анкету заполнили 520 респонденток из 37 российских регионов – из Москвы, Санкт-Петербурга, областных центров, больших и малых городов, сел и поселков. Анализ полученных данных доказывает, что поставленные в анкете вопросы задели «самые болевые точки». Об этом свидетельствуют, в частности, подробные ответы школьных библиотекарей на открытые вопросы
     2. Основное место в структуре деятельности школьных библиотекарей занимает, с одной стороны, работа с читателями-учащимися, с другой – работа с фондом учебников. Работа с учащимися включает в себя непосредственное обслуживание, выполнение справок, подбор материалов для докладов и рефератов, консультации по их написанию. Работа с учебниками состоит не только из собственно профессиональных «операций» (заказа, учета, расстановки и т.п), но из поиска и сбора денег, составления денежных и других документов, а также из «разъяснительной работы» с родителями, за счет которых и происходит чаще всего покупка учебников. Большинство опрошенных ведут библиотечные уроки и участвуют в организации школьных массовых мероприятий.
     3. Центральной проблемой школьного библиотекаря и его библиотеки является проблема финансовая. Прежде всего она сказывается на комплектовании – нет денег на пополнение фонда как книгами, так и периодическими изданиями. Подавляющее большинство опрошенных указали на недостаточность или полное отсутствие в фонде новинок; они ощущают острую нехватку справочной, художественной, научно-познавательной, методической литературы.
     Анализ данных опроса свидетельствует, что пополнение фонда происходит в основном или даже исключительно не за счет традиционных, «официальных» источников комплектования. Родители сдают деньги на учебники; во многих школах создаются специальные «родительские фонды», «фонды развития библиотеки» и т.п. Учащиеся, выпускники, педагоги дарят книги – причем, судя по ответам, чаще не новые (купленные), а старые, принесенные из дому (ненужные или дублетные). Иногда литературу передают публичные библиотеки или библиотеки других учебных заведений.
     Более половины опрошенных отметили проблемы с помещением и оснащением библиотеки, также связанные чаще всего с финансовыми трудностями. Имеющееся оборудование в анкетах называется допотопным. Особенно часто упоминается отсутствие библиотечной техники и канцелярских товаров
     4. Угнетающая наших респонденток нищета школьных библиотек является, конечно, проблемой не только финансовой, материальной, но и профессиональной. То же можно сказать и о зарплате библиотекарей, мизерность которой отметили 55% опрошенных.
     Из собственно профессиональных проблем 40% опрошенных указали на отсутствие информации о литературе, почти вдвое реже подчеркивалось отсутствие информации о работе коллег. Более чем для половины школьных библиотекарей проблемой является рутинность работы, текучка, отсутствие времени и сил на реализацию творческих планов и проектов.
     5. Полученные данные позволяют говорить о достаточно сложных взаимоотношениях библиотекарей с администрацией школ. На вопрос, поддерживает ли администрация библиотеку, положительно ответили, немногим более 40% опрошенных (отмечая чаще всего финансовую и материальную помощь). Примерно столько же сказали, что поддержки почти нет, около 10% – что ее совсем нет, а более 2% считают, что администрация, наоборот, препятствует их работе.
     6. Можно также с достаточной уверенностью утверждать, что зачастую школьные библиотеки вообще остаются полностью или почти без поддержки. Почти каждая вторая из респонденток либо оставила вопрос о том, кто помогает библиотеке, без ответа, либо ответила, что ей никто не помогает.
     Около 30% респонденток назвали своими помощниками родителей учащихся, поддержка которых заключается в приобретении учебников. Учащиеся, по словам 15% опрошенных, дарят библиотеке книги, помогают в обработке новых поступлений, в ремонте книг, в оформлении библиотеки, в проведении мероприятий. Преподавателей как своих помощников упомянули 13%, однако звучали и противоположные мнения, свидетельствующие о непонимании и даже конфликтах.
     О помощи методистов, специалистов органов образования упомянули немногим более 12% опрошенных. Еще реже отмечается поддержка со стороны публичных библиотек – областных, городских, районных, сельских; в основном упоминаются при этом детские библиотеки.
     Более 7% опрошенных говорят, что им помогают шефы или спонсоры. О поддержке местных властей упомянули немногим более 2%.
     7. Анализ данных исследования свидетельствует, что проблемы роли и места библиотеки в школе, проблемы статуса и престижа являются очень значимыми для школьного библиотекаря. Те респондентки, которые считают, что школьная администрация им помогает, достаточно часто подчеркивают значимость именно моральной, психологической поддержки, значимость понимания роли и места библиотеки в школе. А многие из тех, кто помощь администрации отрицает, ссылаются на неуважение к библиотеке и к ним лично, утверждают, что именно непонимание сущности и задач школьной библиотеки определяет неверную, несправедливую оценку ее работы, непрофессиональное вмешательство, навязывание чуждых форм и методов.
     Обиду и недоумение вызывает у школьных библиотекарей то, что официально они не являются педагогическими работниками; у них маленький отпуск, не идет педагогический стаж, непонятен их статус.
     В ситуации, когда решение финансовых проблем крайне затруднено и происходит совсем не на уровне отдельной школы, проблемы роли школьной библиотеки, статуса и престижа библиотекаря становятся особенно значимыми. Этот аспект функционирования школьной библиотеки, который можно назвать социально-психологическим, безусловно заслуживает особого внимания органов образования.
     8. В целом же ответы на анкету свидетельствуют, что журнал был принят школьными библиотекарями с воодушевлением и благодарностью; уже первые номера показали, что публикуемые материалы востребованы. Отвечая на вопрос, какого рода публикации могут сделать его наиболее полезным и интересным, большинство опрошенных (от 70% до 87%) отметило большинство из предложенных нами в анкете позиций; фактически каждую из них они уточнили и конкретизировали.
     Школьные библиотекари указывают на необходимость информации об учебной, методической, педагогической, детской литературе, предлагают публиковать материалы о писателях (в частности, детских). Неоднократно упоминались также рекомендательные списки для учащихся и педагогов по темам, учебным предметам, к знаменательным датам.
     Респондентки советуют рассказывать в журнале об опыте работы российских (реже – зарубежных) школьных библиотек, подчеркивают необходимость конкретных рекомендаций.
     Наибольшее количество предложений внесено по поводу публикаций методических материалов самой различной тематики. Чаще всего респондентки говорят о разработках массовых мероприятий, в частности, о сценариях, о библиотечных уроках. Есть также потребность в информации по организационным проблемам, по проблемам работы с учащимися разных возрастных групп, с учащимися-инвалидами.
     Различны мнения опрошенных по поводу информации о новых технологиях: если одни отмечают необходимость соответствующих публикаций, то другие настаивают, что они не актуальны для школьных библиотек, поскольку у большинства из них нет ни компьютеров, ни перспективы их получения.
     Фактически все респондентки, работающие в библиотеках сельских школ, настаивают, что журнал должен уделять этим библиотекам особое внимание.
     9. Анализ анкет свидетельствует, что многие респондентки связывают с выходом журнала свои надежды на изменение ситуации в школьных библиотеках. Они считают, что журнал может отстаивать профессиональные интересы школьных библиотекарей, оказывать школьной библиотеке не только информационную, но и социальную поддержку. Они подчеркивают, что необходимы публикации, повышающие статус школьной библиотеки в глазах других работников школ, особенно в глазах администрации, директоров. Некоторые библиотекари, однако, смотрят на проблему более реалистически, предполагая, что степень эффективности такого рода публикаций зависит от того, читают ли их потенциальные «адресаты», соответствующие издания. В этой связи редакционный коллектив журнала «Школьная библиотека» мог бы обсудить возможности совместных акций, совместной подготовки ряда материалов с другими периодическими изданиями Министерства образования (например, с журналом «Директор школы»).

* Письмо Министерства общего и профессионального образования Российской Федерации // Библиотека общеобразовательного учреждения: Сборник регламентирующих документов / РАО, ГНПБ им. К.Д. Ушинского. – М., 2000. – С.13-15

     10. Отдельного внимания заслуживает вопрос о документах, регламентирующих деятельность школьного библиотекаря (а шире – определяющих его обязанности и права, очерчивающих его статус). Судя по сборнику, выпущенному в 2000 г. РАО и ГНПБ им. Ушинского, эти параметры не определены или определены достаточно смутно (об этом свидетельствует, в частности, сравнения предложенного в сборнике «Примерного положения о библиотеке образовательного учреждения»* с картиной, вырисовывающейся из полученных нами анкет). Возможно, журнал мог бы совместно с методическим центром школьных библиотек – ГНПБ им. Ушинского – способствовать разработке более конкретных документов.
     11. Представляется, что дальнейшему планированию стратегии и тактики развития журнала может помочь сравнение результатов проведенного исследования с данными, полученными в рамках только что законченного исследования методической и организационной работы юношеских библиотек, одной из задач которого был анализ сотрудничества этих библиотек с библиотеками учебных заведений (в частности, школ). Интересным в плане изучения аудитории мог бы стать также анализ публикаций по проблемам школьных библиотек, например, за последние 10–15 лет.

 Вверх


главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи