Library.Ru

главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


Библиотекам Страница социолога Тексты
 

Мелентьева Ю.П.
От нации читателей к нации зрителей. Эволюция чтения и его изучения

[ Библиотечное дело. – 2006. – № 10. – С.2-6 ]

Сегодня изучение чтения1 – общемировая профессиональная проблема. Ею озабочены библиотечные сообщества практически всех стран. Цель изучения чтения – прежде всего, глубокое понимание интересов и потребностей читателя, пользователя библиотеки и, следовательно, более эффективное его обслуживание.

Пристальное внимание к проблемам чтения, целенаправленное изучение интересов читателей, организация исследований, их методика и т.п. – все это тесно связано с общей ситуацией и традициями в культуре, образовании, экономике, политике каждой из стран.

Очевидно, что изучение чтения и единая наука о чтении, читателе находится пока в стадии формирования. Однако есть страны, где накоплен уже большой опыт в этой области.

Так, Россия, где, как известно, читатель сформировался значительно позже, чем в целом в Европе, в силу многих причин оказалась страной, в которой исследования в области чтения начали проводиться раньше, чем во многих европейских странах – уже в начале XIX в., практически одновременно с тем, как сформировался основной круг русского читателя.

В первые годы существования Императорской публичной библиотеки по инициативе ее директора А.Н. Оленина были начаты первые в России социологические («протосоциологические») исследования чтения, результаты которых нашли отражение в Отчете Библиотеки за 1817 г.2 Таким образом, прав был Н.А. Рубакин, когда отмечал, что «как это ни странно, но экспериментальное изучение читательства началось у нас в России гораздо раньше, чем за границей».3

Характерно, что в основе интереса к изучению чтения в России почти всегда лежали две тенденции: просветительская, связанная с традициями русской либеральной интеллигенции, видевшей свою задачу в приобщении широких масс к культуре, знанию; и пропагандистская, идеологическая, связанная с использованием чтения как инструмента революционной пропаганды, идейного воспитания и т. п.

Периодизация исследований

С некоторой долей условности, изучение читателей в России можно поделить на несколько периодов: первая половина – конец XIX в.; первая половина XX в. (пореволюционное время – 1917 г.) – конец 30-х гг.; вторая половина XX в. (конец 50-х гг. – конец 80-х гг.); начало 90-х гг. XX в. – настоящее время.

Первый период изучения русского читателя связан с именами Н.А. Корфа4, А.С. Пругавина, А.П. Мичурина, В.И. Орлова, основателя земской статистики, X.Д. Алчевской, основательницы Харьковской женской воскресной школы, а также с именами т. н. «народников».

Наибольший вклад в изучение читателей в России в XIX в. внес Н.А. Рубакин, (1862-1946). Именно он впервые взялся за централизованное изучение читателей по специально разработанной программе.

В его основной работе по данной проблеме – «Этюдах о русской читающей публике» (1895) – нашла отражение характеристика чтения различных слоев общества. В этом исследовании впервые была сделана попытка социологического подхода к анализу чтения, т. е. увязки качественных и количественных характеристик чтения с социальным статусом читателя, условиями его жизни.

Второй период изучения читателя пришелся на то время, когда изменялся весь уклад российской жизни, закладывались основы нового, советского государства.

В этот период изучались, прежде всего, возможности влияния чтения на личность. Чтение рассматривалось как инструмент воздействия на внутренний мир человека. На первый план вышли исследования психологических аспектов чтения, что и нашло отражение в работах Д.А. Валики, С.А. Вальдгардта, А. Виленкина, А. Гайворовского, П.И. Гурова, А.А. Покровского, Я.М. Шафира и др.3

Следует, однако, отметить, что теоретическая основа данного направления была заложена раньше – еще в новаторской работе Н.А. Рубакина «Психология читателя и книги, или библиопсихология» (1911), конечно, не имевшей такого идеологического посыла.

Третий период исследования чтения связан с «оттепелью». Нужно помнить, что с конца 1930-х до 1960-х гг. исследований чтения практически не велось. Это было связано не только с тем, что все силы уходили на подготовку к войне, на саму войну (сначала – финскую, затем – Отечественную), но и, прежде всего, с политической ситуацией внутри страны, когда какие-либо исследования социологического характера были запрещены.

Только в середине 1960-х в «Ленинке» появился Сектор социологии книги и чтения, чьей основной задачей было изучение чтения и читателя. В этот период появились первые работы таких известных ныне ученых, как В.Д. Стельмах, М. Ханин, М.Д. Афанасьев, И.Н. Беленькая, М.Д.Смородинская, А. Рейтблат, Т. Воловельская и др.4 В это же время был задуман и проведен ряд масштабных, централизованных, поддержанных государством исследований чтения: «Советский читатель» (монография, 1968 г.), «Книга и чтение в жизни небольших городов» (монография, 1973 г.), «Книга и чтение в жизни советского села» (монография, 1978 г.), «Советский рабочий-читатель» (1980).

Позже в структуре и других крупных библиотек стали возникать отделы (секторы) исследования чтения.

Отдельные аспекты чтения становились предметом таких исследований, как «Книга в жизни рабочей молодежи» (1966), «Читательские интересы ленинградской рабочей молодежи» (ЛГИК, 1967) и др. Изучение чтения специалистов проводились в рамках проблемы «Библиотека и научно-техническая информация» (1965-1969 гг., под руководством ГПБ им. М.Е. Салтыкова-Щедрина).

Немало исследований было посвящено изучению чтения молодежи и юношества: «Чтение строителей комсомольских строек» (1968-1978), «Юный читатель-80» (изучалось чтение учащихся старших классов средних школ, техникумов, ПТУ), «Книга в жизни молодежи современного советского села» (1968-1978). В числе организаторов этих исследований была Государственная Республиканская юношеская библиотека (сейчас – РГЮБ) и др.

Со второй половины 1980-х в России происходят существенные политические и социально-экономические изменения, оказавшие влияние и на развитие библиотек, и на изучение их читателей. Именно к этому периоду относится четвертый этап изучения читателей.

В конце 80-х – начале 90-х гг. в связи со сложной экономической ситуацией в стране в целом, а в библиотечной отрасли – в особенности, исследования чтения локализуются. Пожалуй, последней централизованной акцией можно считать исследование «Чтение в Вашей жизни» («Ленинка» и ГПБ им М.Е. Салтыкова-Щедрина). ГПБ (ныне РНБ) также предпринимает попытки объединить усилия специалистов по изучению библиотечного чтения, осмыслить накопленный в этой области интеллектуальный опыт. Последнее в определенной мере реализовано в сборнике «Что мы читаем? Какие мы?» (1993), изданном в рамках исследовательской программы «Чтение в России».

Среди организаций, которые в 90-х наиболее активно изучали чтение, можно назвать Всероссийский центральный институт общественного мнения (ВЦИОМ), НИИ культурологии, в трудах которого вопросы чтения рассматриваются с социокультурологических позиций, Фонд «Чтение» им. Н.А. Рубакина, РГБ, Российскую государственную юношескую библиотеку, Российскую государственную детскую библиотеку. Результаты исследований этих организаций достаточно подробно освещались как в профессиональной, так и в массовой печати того времени.5 В публикациях тех лет осмысливается новая ситуация в чтении, дается ее сравнение с ситуацией в прошлом, роль чтения рассматривается как индикатор глубинных социокультурных процессов; появляются работы, ретроспективно показывающие изменение характера чтения. В этот же период сотрудники Сектора социологии чтения Государственной библиотеки СССР им. В.И. Ленина продолжают «замеры»: проводят исследование «Динамика чтения и читательского спроса в массовых библиотеках», изучают формирование и распространение книжного потока, соотношение предложений книжного рынка и потребностей читателей, исследуют особенности чтения в семье в рамках программы «Библиотека и семейное чтение». Впервые исследуются вопросы чтения религиозной литературы, проводятся опросы общественного мнения о библиотеках.

Особое место среди этих проектов занимает исследование «Место личных собраний в системе обслуживания населения книгами» («Домашняя библиотека»), которое в 1983-1985 гг. совместно с центральным правлением Всесоюзного Общества Книголюбов почти во всех регионах страны проводила ГБЛ. В исследовании, в частности, характеризуется соотношение чтения в домашней и общественной библиотеках.

Не менее активны в изучении чтения юных читателей отделы социологии и психологии РГЮБ, РГДБ. Они разрабатывают собственные программы и методики исследования детского и юношеского чтения.

В этот период начинаются масштабные исследования чтения в регионах, прежде всего, в Сибири, которые позже дали глубокие и интересные результаты.

Особенности национальной социологии

Характерными чертами исследований чтения в России могут быть названы следующие: социальная обусловленность, масштабность (или стремление к ней), государственный характер, многоаспектность проблематики, высокий уровень методологических основ исследований.

Социальная обусловленность. Большинству исследований чтения в России присуща яркая социальная окрашенность. Их цель – доказать или проиллюстрировать какую-либо социальную концепцию или теорию (например, «народничества», формирования «нового человека» и т.п.). Это характерно как для исследований дооктябрьского, так и советского периодов. В постсоветский период эта особенность проявляется значительно меньше.

Масштабность (или стремление к ней). Для российских исследований характерен значительный охват опрашиваемых. Наиболее часто исследователи обращались к изучению чтения какой-либо социальной или демографической группы. Поначалу – «простого народа»: крестьян, рабочих, бойцов Красной Армии; позже – студентов, молодежи, старшеклассников, детей. Со временем – интеллигенции, специалистов, женщин, пожилых граждан, маргинальных групп (инвалидов, беженцев и др.). Совсем редкими были исследования индивидуального чтения.

Государственный характер. Весь советский период и до настоящего времени изучение чтения инициируется государственными структурами – как правило, крупными библиотеками. Так, в течение более 40 лет основным разработчиком и организатором исследований чтения был уже упомянутый Сектор социологии Государственной библиотеки СССР им. В.И. Ленина. Аналогичные центры исследования были в республиканских библиотеках тогдашнего СССР (см. «Советский читатель – рабочий Украины», «Читатель массовых библиотек Эстонской ССР», «Книга и чтение в жизни армянского села», «Книга и чтение в сельском районе» (Латвийская ССР), «Книга, музыка, театр, телевидение и кино в жизни населения Киргизской ССР» и др.). Исследования чтения велись также во многих областных, краевых, городских библиотеках.

Сегодня ситуация иная: исследования поддерживаются различными фондами (например, Российским научным гуманитарным фондом), общественными ассоциациями (Российским книжным союзом, Русской ассоциацией чтения, Российской библиотечной ассоциацией и др.), заказываются крупными издательствами и др.

Многоаспектность проблемы. Российские исследователи рассматривали проблему чтения со всех возможных сторон. Например, их интересовало соотношение между библиотечным и небиблиотечным чтением; место чтения в структуре свободного времени различных читательских групп, а позже – место книги и библиотеки среди аудиовизуальных каналов информации; место в чтении различных читательских категорий традиционной и электронной книги; отношения традиционной библиотеки и Интернета; уровень культуры чтения и информационной культуры и т.д. Изучались приобщенность к чтению художественной литературы; особенности ее восприятия различными социальными читательскими группами; выявлялось, какое место в их чтении занимают классики и современные популярные авторы. Ставились вопросы о соотношении читающей и нечитающей публики; изучались особенности чтения общественно-политической, естественно-научной и технической, художественной литературы, выявлялись мотивы чтения, критерии оценки прочитанного.

Впервые в нашей стране изучалась роль библиотеки и ее соотношение в организации чтения с прессой, радио, телевидением, анализировалась система снабжения и обслуживания населения книгой (не только из библиотек). Исследовались такие проблемы, как чтение и социализация личности; чтение в помощь пополнению профессиональных знаний; интернационализация чтения; чтение и межчитательское общение; влияние средств массовой информации и пропаганды на чтение; чтение юношества; роль библиотеки в организации чтения в семье; представление о будущем чтения и т. п.

Высокий уровень методологических основ исследований. Большинство сколько-нибудь значительных российских исследований имели достаточно хорошо разработанную программу и методику. К их числу принадлежат, например, исследования В.С.Крейденко.

Как правило, исследование опиралось на теорию, а в ходе его использовался комплекс методов (опрос, эксперимент, наблюдение, анализ документации и др.), что повышало его достоверность.

Следует отметить, что одно из последних масштабных исследований – «Массовое чтение в России» – было проведено Аналитическим центром Юрия Левады, одной из самых авторитетных социологических служб.

Таким образом, можно утверждать, что исследования в области чтения в России, а затем в СССР были весьма интенсивны. Однако, если до 1917 г. они проводились, как правило, представителями общественности, то позже их инициатором и организатором было, в сущности, только государство, задававшее определенную направленность этим исследованиям. Государство же их и финансировало, что так или иначе влияло на интерпретацию полученных результатов.

Все же, несмотря на эти оговорки, можно утверждать, что российскими учеными достаточно подробно были освещены теоретические проблемы чтения; изучены особенности чтения различных читательских групп населения, в том числе детей, юношества, женщин, особенности чтения различных литературных жанров; проанализирована ситуация чтения в различных регионах страны и т. п.

В последнее время большое внимание стало уделяться анализу связи между чтением и книгоиздательской и книготорговой деятельностью. Появились интересные исследования нового российского «электронного» читателя, обращающегося не только и не столько к книге, периодике, сколько к текстам Интернета. Именно в отношении этого читателя стал возможным сравнительный анализ результатов исследований других стран, который впервые четко выявил общность многих характеристик чтения.

Таким образом, в течение практически двух веков, отмеченных серьезными социальными потрясениями – Первой мировой войной, революциями 1905 и 1917 гг., Великой Отечественной войной 1941-1945 гг., Перестройкой и пр. – накапливался уникальный материал о чтении россиян как о национальном социокультурном и психологическом феномене.6

Однако, несмотря на количество ценного материала, в должной мере проанализирован лишь один период изучения читателя – XIX век. Ни активная деятельность по изучению читателей начала XX века, ни многочисленные исследования 1960-х – 1990-х гг. не получили пока глубокого всестороннего осмысления.

За рубежом

Что касается опыта по изучению чтения в зарубежных странах, то имеющиеся источники позволяют говорить о том, что ситуация в этой области весьма неоднозначна.

Известное фундаментальное исследование Роджера Шартье и Гульермо Кавалло7, к сожалению, не переведенное пока на русский язык, посвящено глубокому анализу истории чтения и его распространения в мире. Однако проблемы изучения чтения, анализ эволюции самих исследований в нем затрагивается лишь попутно.

Однако очевидно, что наиболее активное изучение читателей (пользователей, клиентов) в зарубежных странах началось только в последние десятилетия XX века.

Сегодня чтение с разной степенью интенсивности изучается и в странах Европы, и в Америке. Исследователи подчеркивают разность американского и европейского подходов к изучению чтения.8

Америка, которую открыли всего на полстолетия позже, чем Гуттенберг изобрел свой печатный станок, и не имеющая того уровня книжной культуры, который имеет Европа, тем не менее, тоже уделяет внимание проблеме чтения, видя в нем необходимую базу для образования и повышения уровня жизни человека.

Считается, что в Америке социологические исследования библиотечного читателя начались только в середине XX века, хотя известно, что созданная в 1876 г. в Филадельфии Американская библиотечная ассоциация (ALA) уже в начале своей деятельности одной из важнейших задач видела изучение читателей с целью привлечения их в библиотеку.

Если обратиться к недавно изданному уникальному библиографическому указателю англоязычных диссертаций по библиотековедению9, то можно убедиться, что более чем на три тысячи диссертаций, написанных с 1903 по 2004 гг., около 150 работ посвящены изучению тех или иных аспектов чтения. То есть первые исследования относятся к 1920-30-м гг. XX столетия.10 К этому же периоду относятся исследования известного американского профессора Чикагской школы социологии психолога Дугласа Уоплеса. Его монографии, опубликованные чуть позже, посвящены чтению как социальному процессу. Замечу, что и сегодня чикагская исследовательская школа активно работает в области изучения читателя.

Для американских исследователей, как в 1930-40-х гг., так и в более поздний период, характерен интерес к конкретным, узким проблемам. Например, их интерес вызывали потребности в чтении студентов конкретного колледжа; читательские интересы студентов различной расовой принадлежности; чтение лиц старше 65 лет, живущих в домах престарелых в штате Мичиган и т. п.

Очень велик интерес американских ученых к изучению чтения детей: в 1970-80-х гг. были проведены достаточно масштабные исследования А. Соренсена и М. Халлинана (Северная Каролина)11, Д. Хансон12, Ш. Вильямса и Р. МакГи13 и др.

В настоящее время изучение чтения в Америке поставлено весьма серьезно. Еще в 80-е годы в США высказывались опасения относительно того, что страна превращается в «нацию зрителей», поэтому внимание проблемам чтения уделяли «на самом верху». Например, президент Рейган в 1984 г.

Исследования, проводившиеся с начала 90-х гг. по настоящее время, выявили основные изменения в структуре и характере чтения американцев. Особенностью этого этапа изучения чтения является то, что особое внимание уделяется внебиблиотечному чтению; интерес к чтению сравнивается с интересом к другим каналам информации. Чтение рассматривается в культурном, социальном, образовательном контекстах.

Следует отметить, что сегодня исследование чтения ведут такие авторитетнейшие службы, как Исследовательская группа книжной индустрии (Book Industry Study Group), Институт Гэллапа, исследовательский центр Reading Watch Observatory.

В таких многоаспектных исследованиях, как America Online, где нашли отражение все стороны американской жизни, были представлены и сведения о чтении американцев.

Наиболее актуальными направлениями изучения чтения в американской практике можно назвать следующие: изучение чтения детей; маргинальных групп; изучение места чтения в жизни семьи и общины и т.д. Наиболее значительными аналитическими исследованиями последних лет американские специалисты считают работы Д. Дэвида «Читатели и чтение в Америке: исторические и переломные перспективы» (1994) и К. Дэвидсон «Чтение в Америке: литература и история общества» (1989).

В 2002 г. в США было проведено т. н. исследование общественной причастности к искусствам, в том числе и к чтению художественной литературы. Результаты его были опубликованы.14 Аналогичное исследование было проведено раньше, в 1998 г., в Канаде, что дает повод для сравнения.

На сегодняшний день среди специалистов явно ощущается потребность в сравнительном анализе ситуации в области чтения, что толкает к проведению совместных международных исследований. Пока их было немного. Одним из самых первых было международное исследование, проведенное в 1954 г. Институтом Гэллапа в США, Канаде, Австралии, Англии и Германии под названием «Читаете ли в настоящее время книги?». Это блиц-исследование явилось новым шагом в осмыслении чтения как единого, мирового явления. Исследователи получили возможность сравнить показатели чтения в разных странах, проанализировать ситуацию в своей, найти причины различия.

Стоит отметить, что намного раньше, в 1970 гг., Секция чтения ИФЛА, инициатором создания и затем руководителем (с 1993 по 1997 гг.) которой была российский специалист В.Д. Стельмах, предприняла международное исследование детского чтения, которое охватило 26 стран. В то время такой размах заставил многих отнестись к изучению чтения как к общемировой профессиональной проблеме. В эти же годы в Советском Союзе проводились международные исследования чтения, в которых принимали участие социалистические страны: Польша, Венгрия, ГДР и др. Но идеологические расхождения делали невозможными совместные научные исследования с коллегами из капиталистических стран.

Сегодня исследования в странах Европы ведутся весьма активно. Особенно – в Германии, Франции, Великобритании, Скандинавских странах, Италии.

Во Франции распространение чтения стало предметом трех масштабных опросов: в 1960, в 1967 и в 1970 гг. Их организовал Национальный синдикат издательств совместно с газетой «Фигаро». Данные, полученные в ходе этих опросов, позже вошли в книгу К. Куно15, которая сумела проанализировать ситуацию чтения в стране.

В 70-е большой резонанс вызвали книги Р. Эскарпи «Революция среди книг» и «Книжный голод» (в соавторстве с Р. Барнером), где исследованиям в области чтения уделено большое внимание. Широко известны статьи и книги Р. Артье, в том числе и упомянутая выше.

В Великобритании к 1970-м было проведено свыше тридцати исследований, которые носили в основном локальный характер. Их можно разделить на три группы: изучение читательского спроса в специальных и научных библиотеках; исследование читательских запросов в читальных залах; анализ круга чтения в публичных библиотеках. Важнейшими вопросами британских исследований являются также вопросы изучения чтения мужского населения; чтения этнических меньшинств; чтения нуждающихся детей и т. п.

Значительный интерес представляют аналитические исследования, отражающие ситуацию чтения в Англии в разные периоды. Это работы Д. Кулемана «Общественное чтение и читающая публика в период раннего Средневековья Англии и Франции» (Кембридж, 1966), Н. Беннета «Английские книги и читатели: 1475-1557» (Кембридж, 1970) и Ю. Кингтена «Чтение в Тюдоровской Англии» (Питсбург, 1996). Аналогичные исследования проведены на материале Италии16, Испании17 и других стран.

В настоящее время европейские и американские исследования тесно увязываются с программами продвижения чтения среди нечитающего населения, с проектами в поддержку чтения, которые существуют на государственном уровне практически в каждой стране.

Современные данные о чтении европейцев собирает EUROSTAT – организация Единой Европы. Тем самым она подчеркивает европейское единство и в сфере чтения тоже.

Сравнение основных параметров российских исследований чтения и исследований, проводимых за рубежом, позволяют выявить ряд различий между ними.

Прежде всего, зарубежные исследования чтения не носят централизованного характера, финансируются, как правило, фондами, научными обществами и т. п.

Зарубежные исследования носят, как правило, прикладной характер и имеют четкую практическую цель – улучшение обслуживания пользователей в библиотеках. Большинство зарубежных исследований посвящены сиюминутным проблемам, отдельной библиотеке или отдельному периоду. Проводимое исследование редко опирается на данные предшествующих исследований. Большинство исследований ограничено текущей библиотечной практикой, и их данные быстро устаревают.

Исследования прикладного характера проводятся, как правило, библиотеками или специальными службами. Иногда в библиотеках выделяются специальные исследовательские отделы (например, НБ Латвии), но чаще исследовательский проект выполняется исследовательской группой.

Теоретические исследования в большинстве западных стран сосредоточены, как правило, в профильных вузах, университетах.

Всем этим и объясняется, по-видимому, то, что в западной традиции сильнее представлены масштабные работы аналитического характера.

Сейчас на Западе большинство исследований чтения проводится в рамках программ по продвижению чтения, развитию читательской культуры.

В некоторых странах, например, Великобритании, научно-исследовательская работа, в том числе и в области изучения чтения и читателя, регулярно освещается в профессиональной печати. Так, журнал «Новости библиотечных и информационных исследований» (LIRN) публикует статьи и методики НИР, результаты отдельных исследований и пр. Журнал издается исследовательской группой, созданной еще в 1977 г., которая входит в Библиотечную Ассоциацию Великобритании.

Таким образом, несомненно, чтение – это явление такого же масштаба, как письменность, литература, театр, живопись и пр. По уровню «выхода» творческой энергии чтение мало в чем уступает другим творческим занятиям (можно говорить как о гениальных читателях, так и о бесталанных): Читатель не только осваивает окружающий мир, но и создает свой. Творческое чтение порождает зачастую новую реальность, как воображаемую, видимую лишь самому читателю, так и вполне осязаемую, доступную всем – так происходит, например, при экранизации художественного произведения, постановке пьесы – недаром во многих случаях говорится о «новом прочтении» произведения. Кроме того, чтение (книги ли, фильма ли) является пока единственной технологией освоения накопленного человечеством знания в самом широком значении этого слова.

Чтение – это важнейшая стратегия жизни мыслящего человека. Читать необходимо всю жизнь.

Осознание проблем чтения как всемирных – важнейшее условие его изучения, осмысления его масштаба в разные периоды развития человечества, особенностей проявления в различных регионах и странах, понимания новых тенденции его развита и т. п. Следовательно, и изучать это явление необходимо в его единстве и многообразии Необходимы глубокие сравнительные исследования, выявление национальных особенностей чтения, читательской деятельности и пр.

Наряду с такими понятиями, как «всемирная литература», «европейская живопись», «африканская музыка», «японский театр» и др. должны войти в обиход такие, как «мировое чтение», «европейское чтение», «российское чтение», «немецкое чтение XVIII в.» и т.п. Но сначала эти понятия должны сформироваться, наполниться фактическим материалом, проанализированным и глубоко осмысленным.

 

1. В настоящей статье рассматривается только тот аспект чтения как междисциплинарного феномена, который связан с понятием читателя, читательского интереса, читательской деятельности и т. п.

2. Ванеев А.Н. Становление петербургской школы библиотековедения // История библиотек. – Вып. 5. – СПб, 2004. – С. 23, 30.

3. Воробьева К.И. Отечественная библиологическая психология: история, состояние, перспективы. – СПб, 1996. – 312 с.

4. См. Российское библиотековедение XX век…

5 Рейтблат А.И. и др. Социологические исследования чтения в России: Аннотированный указатель литературы (1986-2001гт) // Библиотечное дело: ХХ век. № 1 (17), 2004. – С. 244-268.

6. Следует отметить, что эти драгоценные сведения вызвали большой интерес зарубежных исследователей. Так, в середине 1980-х, когда интерес к России был весьма велик, американский ученый Дж.Брукс издал книгу, основанную на материалах российских исследований чтения: Broocks J. When Russia learned to read: Literacy and popular literature, 1861-1917. – Prinston, 1985.

7. Cavallo G.,Chartier R. A History of Reading in the j West. Univ.of Massachusetts press.1994.

8. Steinberg H. Books and readers as a subject of research in Europe and America // Int.Soc.Sci J. – Vol.24. – No 4., p. 744-755, 1972.

9. Романов П.С. Аннотированный библиографический список англоязычных диссертаций по библиотековедению (1903-2004 гг). – М, 2006.

10. Например, Butler H. L. An inquiry into the statement of motives by readers: PhD / Univ. of Chicago. – 1939.

11. Sorensen A., Hallinan M. Effects of ability grouping on growth in academic achievement // American Educational Research Journal. – 1986. – Vol.23. – № 4. – P. 519-542.

12. Hanson D. What children like to read // New-Society. – 1973. – Vol. 24. – № 554. – P. 361-363.

13. Williams Sh., McGee R. Reading attainment and juvenile delinquency // Journal of Child Psychology. – 1994. – Vol. 35. – № 3. – P. 441-459.

14. Reading at Risk: A Survey of Literary Reading in America. Research Division Report № 46. – 2004. (National Endovment for the Arts).

15. Куно К. Чтение во Франции. – М.: «Рудомино», 1992.

16. Армандо П. Писатели и читатели в Средневековой Италии. – Лондон, 1995.

17. Чтение и беллетристика в Золотом веке в Испании. – Кембридж, 1985.

 Вверх


главная библиотекам читателям мир библиотек infolook виртуальная справка читальный зал
новости библиоnet форум конкурсы биржа труда регистрация поиск по порталу


О портале | Карта портала | Почта: info@library.ru

При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на портал LIBRARY.RU обязательна

 
  Rambler's Top100
© АНО «Институт информационных инициатив»
© Российская государственная библиотека для молодежи